Адыгейское республиканское отделение Коммунистическая партия Российской Федерации

Союз народов против коллаборантов

Пресс-служба АРО КПРФ.

 

 

  Так называется статья кандидата философских наук, писателя Евгения Салова в только что вышедшем сборнике материалов межрегиональной научно-практической конференции «Интернациональное единство народов Северного Кавказа в борьбе с фашизмом в годы Великой Отечественной войны». «Ваша статья, Евгений Иванович, - отметил редактор книги, доктор исторических наук Казбек Ачмиз, - стала украшением сборника по оригинальности постановки сложной проблемы и ее решению». А в своей статье «Историки и краеведы Адыгеи о проблемах интернационального единства народов в годы Великой Отечественной войны» он подчеркнул, «особенностью научного творчества Е.И. Салова является тот факт, что все приводимые в его книгах материалы и факты строго документальны и художественно осмыслены».

  И на этот раз выпускник исторического факультета Ростовского госуниверситета и журфака МГУ остался верен себе и научной методологии. В новой публикации он дает жесткий отпор фальсификаторам истории - грузинскому, с парижской пропиской, «исследователю» Г. Мамулиа и его единомышленнику из Симферополя (до возвращения Крыма в Россию) О. Романько. В лукавой попытке оправдать предательство они подвели «морально-политическую» базу под сотрудничество изменников Родины с нацистами. «В 1917 г. большевики пришли к власти в результате государственного переворота, насильственно свергнув легитимное правительство страны… - запутывают читателя защитники гитлеровских пособников - … В силу данного обстоятельства говорить о какой-либо легитимности советского правительства и режима не приходится, что, со своей стороны, освобождает порабощенные режимом народы от каких-либо моральных обязательств по отношению к большевистскому правительству и государству в целом».

  «Аргументы по доктору Геббельсу, - принимает вызов Евгений Салов и отвечает, - в этом псевдометодологическом пассаже игра в слова и ничего от исторического подхода. Восставший народ России сверг в октябре 1917 г. временное правительство, которое не было легитимным уже потому, что именно оно, а не большевики, пришли к власти в результате государственного переворота в феврале того же года. Тогда как действия восставших рабочих и крестьян вполне укладывается в нормы международного права. Как сказано в принятой позже Генассамблеей ООН Всеобщей декларации прав человека, власть обязана заботиться о нуждах народа, чтобы он «не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения».

  Мандат на управление советским многонациональным государством большевики получили из рук восставшего народа (военная демократия трудящегося большинства). Легитимность госвласти в СССР неоднократно утверждалась массовым народным волеизъявлением в мирной форме и в военной защите страны. Этой природы советского государства как выразителя народных интересов и олицетворения народного суверенитета осознанно не замечают адвокаты коллаборационизма. Они же уходят и от прямого ответа на вопрос, с кем, с правовой точки зрения, сотрудничали коллаборационисты? С каким, если уж говорить о легитимности, режимом? Нацистская партия Гитлера пришла к власти, получив на выборах относительное большинство голосов избирателей. А затем узурпировала ее, установив жесточайший террористический режим, не сменяемый 12 лет в ходе, дорогих сердцам упомянутых авторов, демократических процедур. Или пошедшие на службу к нацистам не знали, с кем имеют дело? Так о чем тогда разговор?»

  Научные аргументы автора статьи раскрывают народно-патриотическую природу советской цивилизации в момент исторической истины: при столкновении с ударными силами буржуазной цивилизации, угодившей в дьявольскую западню нацизма.

  В своей работе Евгений Салов впервые вводит в научный оборот понятие «постинтернационализм»: «Сплоченность советских людей в Великой Отечественной войне против нацистских поработителей, их внутригосударственная интеграция и консолидация в социальном, политическом, гражданском и духовном (идеологическом) смысле была глубже, как показали ход и результаты войны, и в этом смысле - феноменальнее, чем принято вкладывать в традиционное понятие “интернационализм”. Возможно, советский патриотизм следует рассматривать как высшую форму интернационализма на его переходе в постинтернационализм, который, однако, не состоялся в развернутом виде в силу роковых решений партийно-советского руководства 1956 г. (Н.С. Хрущев) и 1989-1991 г. (М.С. Горбачев)».

 «Советский солдат и труженик Победы, какой бы национальности не принадлежал и какой бы язык не называл родным, материнским, оставался советским патриотом.

 Защищая единое Отечества, каждый и все вместе защищали свои родные дома и очаги, честь и достоинство своих семей, право на жизнь и счастливое будущее своих потомков и наследников - свободных и равноправных граждан - детей одной Родины-Матери». Так заканчивает свою статью ученый и писатель.

Пресс-служба рескома КПРФ

 

Архив новостей

Архив за месяц
Архив за год

№1 (15 января 2021 г.)

Ссылки

Наш баннер

Статистика посещений