Адыгейское республиканское отделение Коммунистическая партия Российской Федерации

Фридрих Энгельс и русские космисты второй половины XIX века

Пресс-служба АРО КПРФ.

Е.И. Салов,

кандидаат философских наук,

член Союза писателей Росии

 

 

   Широко известен интерес К. Маркса и Ф. Энгельса к современной им России, ее истории и культуре. Хрестоматийной остается оценка Фридрихом Энгельсом объективно прогрессивной роли России и русских по отношению к народам Востока и Юга Евразии: «Господство России играет цивилизаторскую роль для Черного и Каспийского морей и Центральной Азии» (1). Она не потеряла значения и теперь, спустя полтора с лишним века после того, как была высказана. Россия с ее мощным культурно-цивилизационным потенциалом продолжает играть прогрессивную роль в отношении народов Закавказья, Средней Азии и Ближнего Востока. Примеры тому: принуждение саакашистского режима Грузии к миру в 2008 году, миротворческая миссия в военном конфликте Азербайджана и Армении в 2020-м, спасение Сирийского государства и народа от натиска черного террористического интернационала в 2015-2020 годах.

   Менее известно заинтересованное внимание Энгельса к видным представителям русского космизма второй половины XIX века. Под ним понимается интегративное представление о Человеке, Обществе и Природе как взаимосвязанных и взаимозависимых сторонах единого и целостного мира, выраженное в его русской картине. Автор «Диалектики природы» не прошел мимо открытий, составивших это явление. Тем более, что сам выступал в своих взглядах на мир как мыслитель-космист. Это качество его мировоззрения выразительно представляет «Введение» к «Диалектике природы» с впечатляющей космогонической картиной, развернутой во времени и пространстве - от рождения газообразных космических туманностей до появления человека - существа, в котором природа приходит к осознанию самой себя (2). Обобщая открытия своего века в математике, астрономии, физике, химии, биологии, Энгельс пришел к выводу о диалектическом единстве явлений и сущностей многообразного мира природы. На это, как традиционно подчеркивалось в философии науки, убедительно указывали, «три великих открытия: клеточная теория, закон сохранения и превращения энергии, эволюционная теория Дарвина» (3).

   Не менее значительным для понимания закономерностей эволюции Вселенной было открытие Дмитрием Ивановичем Менделеевым Периодического закона превращения элементов в зависимости от их атомного веса. Ставшая знаменитой его таблица явилась, образно говоря, окном, распахнутым в динамичную бесконечность космоса. Немецкий мыслитель-материалист по достоинству оценил достижение русского ученого. «Наконец, - писал Энгельс, - закон Гегеля имеет силу не только для сложных тел, но и для самих химических элементов. Мы знаем теперь, что «химические свойства элементов являются периодической функцией атомных весов (Роско и Шорлеммер, «Подробный учебник химии», том II, стр. 823), что, следовательно, их качество обусловлено количеством их атомного веса. Это удалось блестящим образом подтвердить. Менделеев доказал, что в рядах сродных элементов, расположенных по атомным весам, имеются различные пробелы, указывающие на то, что здесь должны быть еще открыты новые элементы. Он наперед описал общие химические свойства одного из этих неизвестных элементов, - названного им экаалюминием, потому что в начинающемся с алюминия ряду он непосредственно следует за алюминием, - и предсказал приблизительно его удельный и атомный вес и его атомный объем. Несколько лет спустя Лекон де Буабодран действительно открыл этот элемент, и оказалось, что предсказания Менделеева, с совершенно незначительными отклонениями, оправдались. Экаалюминий получил свою реализацию в галлии. Менделеев, применив бессознательно гегелевский закон о переходе количества в качество, совершил научный подвиг, который смело можно поставить рядом с открытием Леверье, вычислившего орбиту еще не известной планеты - Нептуна» (4).

   С позиции современной астрофизики, Периодический закон Менделеева замечательно описывает эволюцию звездного вещества во Вселенной - от момента Большого взрыва (о нем как о начале истории природы возможно говорить, на взгляд автора статьи, в смысле локальной вселенной, но ни как о Мировом Универсуме с его вечным и бесконечным движением - Е.С.) и далее в беспредельном сопряжении Природы и Культуры, Жизни и Разума. Говоря о значении открытия закона сохранения энергии, Энгельс подчеркивал, что «специфически новым в этом открытии была именно формулировка абсолютного закона природы: любая форма движения способна и вынуждена превращаться в любую другую форму движения» (5).

   Авторы «Предисловия» к «Диалектике природы» отмечали, что «Энгельс обогащает понимание закона сохранения энергии, выдвигая положение о том, что энергия неуничтожима не только в количественном, но и в качественном отношении, что в бесконечной вселенной ни одна из форм движения, не может совершенно исчезнуть как таковая» (6). Правда, они ограничивались ссылкой на то, что Энгельс опирался в своем диалектическом обобщении на «открытие Р. Майера и других ученых, установивших закон сохранения энергии» (7). К слову сказать, к его открытию еще в XVIII веке был причастен М.В. Ломоносов, основоположник русского натурокосмизма. В то же время внимание авторов «Предисловия» не привлекла связанная с данным вопросом работа русского космиста Сергея Андреевича Подолинского о роли труда в собирании солнечной энергии на поверхности Земли. Тогда как она была хорошо известна Марксу и Энгельсу. Тем более, что дискурс «роли труда» определенно перекликался в ней со статьей Ф. Энгельса «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека» (вошла составной частью в «Диалектику природы»). Сам Энгельс говорил о Подолинском в переписке с Марксом.

   В 1871 году С.А. Подолинский, врач-физиолог по образованию, приехал, после окончания Киевского университета, в Париж, где познакомился с П.Л. Лавровым, а через него в Лондоне с К. Марксом и Ф. Энгельсом» (8). Как пишет В.С. Чесноков, современный биограф Подолинского, системный исследователь его трудов, «вершиной и синтезом естественнонаучного и общественного творчества Подолинского является его оригинальная энергетическая концепция, изложенная в новаторской статье «Труд человека и его отношение к распределению энергии» (9). В ней автор утверждал, что появление жизни на Земле изменило не только ее геологическую оболочку, но и количество собираемой живыми организмами солнечной энергии. С появлением человека и общества количество солнечной энергии на земной поверхности стало переходить в высшую, по научной логике Подолинского, качественную форму. Под нею он понимал процесс и результат человеческого труда, включая механическую работу техники, созданной человеческим разумом, его физическую и умственную деятельность (энергию мыслей и чувств), социоприродные формы хозяйства: земледелие, пчеловодство, скотоводство. По расчетам ученого-социалиста, «основанным на сельскохозяйственной статистике Франции и доказывающим, что каждая килокалория, затраченная человеком и рабочей лошадью на искусственном лугу, по сравнению с естественным лугом, создает накопление солнечной энергии в 41 килокалорию на 1 гектар в год. Сравнив урожайность пшеничного поля с естественным лугом, получим избыток накопления солнечной энергии в 22 килокалории на 1 гектар в год. Единственной причиной фиксации дополнительного количества солнечной энергии, указывал он, является труд человека и работа лошади, управляемой человеком» (10).

  Подолинский предложил собственное определение труда как специфически человеческой деятельности: «Труд есть такое потребление механической и психической работы, накопленной в организме, которое имеет результатом увеличение количества превратимой энергии на земной поверхности»(11). Категорический императив Подолинского утверждал: труд человека есть производство прибавочной энергии на пути сознательного преобразования солнечной энергии в продукт целесообразной человеческой деятельности, направленной на материал природы. «Иными словами, понимание труда человека как процесса природы (скорее, все же антропоприродного, или социоприродного процесса - Е.С.) раскрывает физическую природу прибавочного продукта. Этот результат Подолинского (по отношению к сельскохозяйственному производству) Энгельс назвал «его действительным открытием» (12).

   В современном социально-экологическом понимании возможно говорить не просто о физической природе производства прибавочного продукта, но и о нейрофизической его природе. Человеческая мысль в ее научной форме, по В.И. Вернадскому, охватывает планету и в своей эволюции развивает биосферу - геологическую область жизни до состояния ноосферы, или сферы разума. Она, в свою очередь, раздвигает в технологическом смысле (в духовно-познавательном плане это происходило на тысячелетия раньше) пределы планетарной оболочки разума до перехода в космическое измерение.

  В своем сочинении С.А. Подолинский предпринял поистине титаническое усилие соединить гениально понятую им геокосмическую диалектику труда, стержнем которой выступает сознательное преобразование энергии из одного вида в другой, с культурно-исторической диалектикой движения к идеалу социальной справедливости. Знаменитый русский социалист-народник П.Л. Лавров, оценивая научный труд Подолинского, относил младшего современника к «замечательным литературным силам в рядах молодых социалистов последних годов» (13).

   По-своему оценил достижение Подолинского Ф.Энгельс. В письме К. Марксу от 19 декабря 1882 года он писал: «Его действительное открытие состоит в том, что человеческий труд в состоянии удержать на поверхности Земли и заставить действовать солнечную энергию более продолжительное время, чем это было бы без него. То, что человек делает посредством труда сознательно, то растение делает бессознательно. Растения - это ведь давно известно - представляют собой великих поглотителей и хранителей солнечной теплоты в измененной форме. Следовательно, своим трудом, поскольку труд фиксирует солнечную теплоту (что отнюдь не всегда имеет место в промышленности и других областях) человеку удается соединить естественные функции потребляющего энергию животного и накапливающего энергию растения» (14).

   В ремарке, в скобках, Энгельс справедливо отметил, что не всегда промышленность и другие области производства собирают и накапливают солнечную энергию. И в наше время, называемое иногда постиндустриальным, в промышленном производстве, и не только в нем, не так уж редко энергия, добытая или произведенная в топливно-энергетическом комплексе, рассеивается понапрасну в пространстве, дезорганизует общественное производство и системы жизнеобеспечения людей, порождает экологические проблемы и бедствия, увеличивает энтропию как меру дезорганизации социоприродной системы. В решающей мере это следствие несовершенства общественных отношений, не достигших, по Марксу, завершенного гуманизма, равного завершенному натурализму, что явит собой «подлинное разрешение противоречия между человеком и природой, человеком и человеком» (15). В таком прогнозно-историческом смысле возможно не согласиться с Энгельсом в том, что «Подолинский отклонился в сторону от своего очень ценного открытия, ибо хотел найти новое естественнонаучное доказательство правильности социализма и потому смешал физическое с экономическим» (16).

   Время актуализировало социоприродный принцип Подолинского, поскольку безудержная погоня глобального капитала за прибылью, превосходя пределы экологической емкости планеты, разрушает биосферные связи, обедняет биоразнообразие Земли, губительным образом сказывается на состоянии атмосферного воздуха и Мирового океана, ухудшает динамику взаимодействия культуры и природной среды, угрожает здоровью и жизни человеческой популяции. Альтернативой лукавому упованию либеральных фундаменталистов на стихию рыночного «саморегулирования» экономики и социальной жизни выступает социально-экологический императив. Но не сам по себе, как исключительно зеленое движение, а в органической связи с идейно-политической борьбой трудящихся масс за социализм как свободное от эксплуатации человека человеком общество, базирующееся на общественной собственности и распределении жизненных благ по труду, на основе научного планирования и управления, применения наукоемких и ресурсосберегающих, природоподобных технологий…

  В свете современных социально-экологических проблем, порожденных капиталистическим способом производства, стремление С.А. Подолинского найти «новое естественнонаучное доказательство правильности социализма» оправдывает себя перед лицом истории и современности. Больше того, в естественнонаучном и философском смысле оно вполне совпадает с логикой борьбы Ф. Энгельса и других марксистов с апологетами «тепловой смерти» Вселенной в результате, как те считали и считают, рассеяния (диссипации) звездной энергии в космическом пространстве.

  Можно, впрочем, понять критику «отклонения Подолинского» от общественно-экономической природы социализма, поскольку сам Энгельс, занятый после смерти Маркса анализом социально-экономических процессов в мире на переходе к новой стадии капитализма, отошел, из-за нехватки времени, от философского синтеза естественнонаучных открытий второй половины XIX века. «Диалектика природы» осталась незавершенной. В этом была творческая драма великого мыслителя и ученого. «К сожалению, писал биограф Подолинского, в дальнейшем классик вынес жесткий приговор: Подолинский «сбился с пути». Его не понятое до конца открытие было предано забвению. А оно могло бы заложить прочное основание обществознанию, сделать выбор в пользу научного мировоззрения» (17). Что ж, и великий ум может ошибаться. В.И. Ленин не боялся признать, что классики марксизма порою ошибались в своих оценках и прогнозах, «Но такие ошибки гигантов революционной мысли, поднимавших пролетариат всего мира над уровнем мелких, будничных, копеечных задач - в тысячу раз благороднее, величественнее и исторически ценнее, правдивее, чем пошлая мудрость казенного либерализма» (18). Время вернуло социоприродную истину, открытую Подолинским. Советский философ В.Г. Афанасьев обратил внимание на естественнонаучное опровержение энерготрудовой теорией второго закона термодинамики: «Подолинский показал, что жизнь в широком ее понимании (жизнь животного и жизнь, труд человека) находится в противоречии со вторым началом термодинамики, что средством «преодоления» этого дезорганизующего, рассеивающего начала является труд, который по энергетической сути своей представляет собой такие затраты энергии, результатом которых является рост энергетического бюджета общества» (19).

   Русский младомарксист Сергей Подолинский своим социокосмическим открытием опередил время, в которое жил и творил. И теперь, когда в фокусе кризисных событий во всей остроте обнажились порожденные капиталистическим способом производства антагонизмы между человеком, обществом и природой, энерготрудовая теория Подолинского приобретает актуальное значение. Выйти из современного социально-экологического кризиса, перейти к сотрудничеству общества с природой на основе подобных ей технологий возможно на пути системного антикапитализма. Имя этой альтернативе - социализм, или, вспоминая «Экономико-философские рукописи 1844 года» Маркса, завершенный гуманизм, равный завершенному натурализму. Его достижение будет означать соразвитие, или коэволюцию человека, общества и природы. Для людей - жизнь в экологически здоровой среде, а для самой природы - эволюцию по ее собственным законам в устойчивой экосистеме планеты, на пути направляемого наукой и социалистической организацией взаимодействия людей и природы. Кому-то перспектива социалистической самоорганизации общества может показаться утопией. Но разве не являются реализованной антиутопией социальные и экологические «достижения» глобального империализма? Его архитекторы, исходя из частных интересов, пришли к созданию именно такого, противоестественного будущего. «В структуре общемирового вредного и загрязняющего воздействия на окружающую среду США занимают первое место среди всех государств - 5 процентов населения Земли, проживающего здесь, потребляет около 40 процентов мировых естественных ресурсов и дает в разных сферах от 30 до 60 процентов общемировых загрязнений» (20). А «благополучным» Нидерландам - стране, одной из первых в Европе вставших на путь капитализма, принадлежит абсолютный рекорд по давлению на окружающую среду - в 400 раз больше допустимого выброса продуктов, абсолютно чуждых природе (21). Рыночное процветание посреди общенациональной свалки. Негэнтропийный потенциал энерготрудовой теории Подолинского соединяет экологический императив с самоспасительной для человека социалистической организацией общества. Наверняка Энгельс с его аналитическим чутьем принял бы в современных условиях распространение идеи Подолинского об отношениях сотрудничества между человеком и природой на совершенствование связанных с ними общественных отношений между людьми. Русский и немецкий космисты сумели бы соединить социально-экономическую (формационную) и социоприродную концепции в интересах борьбы за социализм, снимающий противоречия между трудом и капиталом, обществом и природой.

   Таким образом, С.А. Подолинский русский социалист, установивший, что человек - единственная пока, известная науке сила природы, способная уменьшать количество энергии, рассеиваемой в мировом пространстве (22). Соединение его открытия с эмпирическим обобщением В.И. Вернадского, что жизнь - явление не только земное, но и космическое, а также с открытием американским геологом Дж. Даном явления цефализации - увеличения массы и повышении организации головного мозга живых организмов в процессе эволюции, позволяет экстраполировать категорический императив Подолинского на всю область Вселенной, где жизнь и разум, вероятно, такие же мировые константы, как материя, вещество, поле, энергия, скорость света, пространство и время. И в этой части Ф. Энгельс, принципиальный противник теории «тепловой смерти Вселенной», вполне разделяет взгляд русского космиста С. Подолинского на роль труда в созидательном превращении энергии в направлении ее эволюционной неисчерпаемости.

Примечания

1.К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., изд. 2-е, Т. 27. - С. 241.

2. Энгельс Ф. Диалектика природы. - М.: Политиздат, 1964. - С. 9-17.

3.Предисловие Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС //Энгельс Ф. Диалектика природы. - СМ.: Политиздат, 1964. - С. I - XVI.

4.Энгельс Ф. Диалектика природы… - С. 49.

5.Указ. Предисл. ИМЛ… - С.IX.

6.Там же.

7.Там же. - С. VIII -IX.

8. Чесноков В.С. Эволюция природы и человека в трудах С.А. Подолинского //Вопросы философии, №5, 2010. - С. 85.

9.Там же. - С. 89.

10.Там же. - С. 90.

11.Там же.

12.Там же.

13.Утопический социализм в России. -М.: Мысль, 1985. - С. 438.

14.Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 35. - С. 109 - 111.

15.Маркс К. Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 42. - С. 99.

16.Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 35. - С. 111.

17.Чесноков В.С. Указ. соч. - С. 96.

18.Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 15. - С. 249.

19.Чесноков В.С. Указ. соч. - С.

20.Барлыбаев Х.А. Путь человечества: самоуничтожение или устойчивое развитие. - М.: Изд-во Государственной Думы, 2001. - С. 128.

21.Никаноров А.М., Хоружая Т.А. Экология. - М.: Приор, 1999. - С. 81.

22.Чесноков В.С. Указ. соч. - С. 96.

 

Архив новостей

Архив за месяц
Архив за год

№21 (13 ноября 2020 г.)

Ссылки

Наш баннер

Статистика посещений